English version
Вернутся назад
08.11.2022 интернет-газета «Реальное время»

КГПТО: сырье — хуже, продукция — чище

Технология VCC позволяет из тяжелых остатков перегонки нефти получать нефтяную продукцию высочайшего качества

Истинно глубокая переработка нефтяного сырья — максимальное извлечение из сырья, даже не самого лучшего качества, высококачественных нефтяных продуктов. И это возможно, что доказано коллективом Комплекса глубокой переработки тяжелых остатков АО «ТАИФ-НК». Чем такая продукция отличается от получаемой с использованием технологий, ставших уже классикой переработки, и что еще готовятся предложить российской и мировой отрасли в Нижнекамске — в материале «Реального времени».

Таких установок в мире будет все больше

3 ноября 2021 года было получено разрешение на ввод в эксплуатацию производства, которое смело можно назвать уникальным для нефтеперерабатывающей отрасли мира. VCC или Veba Combi Cracking — технология, известная с начала прошлого века. В 1913 году германский ученый Фридрих Бергиус предложил технологию каталитической гидрогенизации угля при воздействии водорода под высоким давлением и при высокой температуре. В 40-х в Германии предприняли попытки ее внедрения. После Второй мировой войны, на фоне наличия на рынках легкой нефти и низких цен на нефть, патент на долгие годы был забыт на полке. И лишь на границе XX и XXI веков его решились реанимировать. В Китае были построены две установки в классическом для технологии решении, с акцентом на уголь в качестве сырья, а в Татарстане пошли по пути реализации более масштабного проекта, где в качестве сырья используются тяжелые остатки перегонки нефти — гудрон.

— Основное отличие VCC от стандартного крекинга — здесь имеется наличие отдельных реакторных блоков, работающих с суспендированным слоем угольной добавки: это помогает удалить тяжелые металлы, являющиеся каталитическими ядами, из гудрона. Добавка адсорбирует на себя все металлы и те вещества, что могут испортить конечный продукт, — рассказал журналисту «Реального времени» директор КГПТО Андрей Коновнин.

Сегодня можно с уверенность утверждать: технология, реализованная «ТАИФ-НК», не просто работает. Она, после доработки российскими, татарстанскими, ТАИФовскими специалистами, стала лучшей — самой эффективной в мировой отрасли нефтепереработки.

— Для Татарстана ввод КГПТО в эксплуатацию дал как минимум увеличение отчислений как в консолидированный бюджет Республики Татарстан, так и в бюджет Российской Федерации. Для российской и мировой нефтепереработки это имидж, что такая республика, как Татарстан, смогла реализовать такой архисложный проект, довести его до ума, и сегодня он работает. Уверен, что все еще впереди, и таких установок со временем будет все больше в мире. Потому, что это — истинно глубокая переработка нефти, если уж об этом говорить откровенно, — подчеркнул генеральный директор АО «ТАИФ-НК» Максим Новиков.

Низкомаржинальную «попутку» — в качественный продукт

Гудрон — это то, что раньше оставалось после извлечения из нефти высококачественных светлых нефтепродуктов при помощи доступных производств ТАИФ-НК. Конечно, и на гудрон покупатель находится, вот только стоит он намного меньше, чем та же нефть, из которой он получается. Для производства это — потеря. Времени, сил, денег. Ввод в опытно-промышленную эксплуатацию Комплекса глубокой переработки тяжелых остатков перегонки нефти кардинально изменил ситуацию.

— Надо понимать, что сам процесс получения продуктов из гудрона — совсем иной. Это не просто физический процесс разделения нефти на фракции и облагораживание этих компонентов. Здесь работа идет на молекулярном уровне: дробление тяжелых молекул на более легкие — ту же самую нафту, дизтопливо и т. д. Да, конечно, в углеводородном составе отличия есть, их не может не быть. Но это никак не отражается на рабочих характеристиках конечного продукта, и пользователи продукции АО «ТАИФ-НК» разницы для себя не обнаружат. Разве что отметят, что качество стало еще выше, — сообщил Максим Новиков.

Именно о сырье в первую очередь начал говорить, отвечая на вопрос журналиста «Реального времени», и главный инженер АО «ТАИФ-НК» Алексей Храмов.

— На Комплексе перерабатывается заведомо более худшее сырье. Если на установки первичной переработки или каталитического крекинга поступает сырая нефть, вакуумный газойль, то на КГПТО по большему счету — «отходы» вакуумной перегонки нефти. Несмотря на низкое качество сырья, продукция КГПТО получается лучше, чище. Все продукты, получаемые здесь, за исключением остаточного продукта в небольшом количестве, содержат серу ниже 10 ppm. Это глубоко обессеренные продукты. Нафта, идущая на последующие стадии передела, кроме того, еще имеет несколько измененный групповой состав. И, что очень удобно для технологов последующего передела, этот состав можно регулировать. Авиационный керосин КГПТО, обладает уникальными показателями по температуре кристаллизации: гораздо ниже — 60 °C. Уникальны показатели по высоте некоптящего пламени, выше эксплуатационные свойства. Зимнее дизтопливо КГПТО, имеет кратно более низкие показатели низкотемпературных свойств и может применяться как компонент к арктическому зимнему дизельному топливу. Летнее топливо КГПТО обладает высокими цетановыми числами и лучшими высокотемпературными свойствами. Ну и как приятный бонус, во всех топливах производства КГПТО серы меньше 5 ppm, а это кратно ниже, чем требование ГОСТ, — особо выделил Алексей Храмов.

— Мы уже отдельно разработали документацию по арктическому топливу, сейчас работаем над гибкостью производства зимнего дизтоплива, реактивного топлива — одновременно. КГПТО дает нам возможности поддерживать постоянно широкую корзину производимых нефтепродуктов. И нам есть еще над чем подумать. Один из больших проектов прямо сейчас в работе — это касается остаточного продукта гидрокрекинга. Результат есть — это все, что я пока могу сказать. Говорить больше — пока рано, — добавил интриги генеральный директор АО «ТАИФ-НК».

Но как таковых отходов новое производство уже не оставляет. На этом заострил внимание генеральный директор компании Максим Новиков.

Все процессы — под строгим контролем

Лаборатория Комплекса глубокой переработки тяжелых остатков образована едва ли не одновременно с началом строительства самого КГПТО. В 2016 году она была официально введена в эксплуатацию. А ее нынешний начальник — Елена Демидова — свой стаж на Комплексе ведет с 2013-го.

— Когда я сюда пришла заместителем начальника лаборатории, это было модульное здание в поле, а здесь был только фундамент, — вспоминает она. И продолжает: — Оснащение лаборатории велось в период 2013—2016 годов. Обновление оборудования продолжается и сегодня. Руководство нас очень серьезно поддерживало и поддерживает. Вы, наверное, обратили внимание, что лаборатория оснащена качественным современным и очень технологичным оборудованием. К примеру, в прошлом году поставлен прибор, позволяющий определить групповой состав тяжелых нефтепродуктов.

Только в течение одного месяца в лабораторию КГПТО поступает более 7 тыс. проб и образцов, проводятся свыше 20 тыс. испытаний и анализов. Исследуется все: сырье, нефтепродукты, пар, газ, вода, растворы аминов и т. д.

— Лаборатория КГПТО — это индикатор нашего технологического процесса. Любые изменения в технологии, отображаются на результатах и качестве конечного продукта. Потому так важно контролировать технологический процесс на всех его этапах. Любое изменение качества продукции, сиюминутно анализируется операторами технологического процесса, а также идет анализ этих данных ИТР завода с последующим оперативным принятием решений по коррекции технологического режима, — пояснил начальник ПТО КГПТО Рамзиль Минигулов.

Отбор проб на всех этапах производства и конечной продукции происходит ежечасно. Финальное исследование — перед оформлением сопроводительной документации: паспорта готовой продукции. Бланк — гарантия качества от производителя.

«ТАИФ-НК» готов стать для отрасли проводником в мир VCC

Быть первыми, по некоторым моментам идти «на ощупь», путем проб и ошибок — очень сложно — подтверждают на «ТАИФ-НК».

— На момент, когда мы принимали решение о строительстве установки VCC, когда внедрялся этот проект, когда осуществлялась пусконаладка, к сожалению, не было книги, которая называлась бы «VCC — основы проектирования и эксплуатации». Немного забегая вперед могу сказать, что в настоящее время мы такую книгу пишем коллективом авторов ТАИФа и «ТАИФ-НК». Если говорить о первоначальном варианте задумки проектировщиков и сравнить с тем, что получилось в итоге всех проб и ошибок, то я, наверное, не слукавлю, если скажу, что нами разработана новая технология или как минимум существенно доработана. Она сочетает в себе все процессы суспензионного гидрокрекинга, комбинированного гидрокрекинга и т. д. Очень многие решения, которые были реализованы в силу объективных обстоятельств в проекте строительства КГПТО — уникальны. Это — огромный опыт, который, если строить аналогичный процесс на VCC, можно внедрять уже на этапе «с бумаги», что существенно повысит эффективность операционного производства, сократит пусконаладочные работ, — считает главный инженер АО «ТАИФ-НК».

Опыт строительства и внедрения технологии VCC — это тоже продукт, причем который немало стоит и уже в обозримом будущем обещает быть очень востребован. Тем более что VCC — самая многообещающая технология, способная стать опорой для нефтепереработки будущего.

— Когда перестанет быть доступной легкая нефть, тогда настанет время тяжелой битуминозной нефти. Это время не за горами. Я думаю, что в горизонте ближайших 10—15 лет. А мы фактически сейчас закладываем основу, фундамент огромной индустрии, промышленности переработки тяжелых битуминозных нефтей. Это будет технология VCC, и закладывается эта основа здесь — в Татарстане, на «ТАИФ-НК», — позволил себе заглянуть в недалекое будущее Алексей Храмов.

Источник: https://realnoevremya.ru/articles/265159-produkciya-kgpto-tyazhelye-ostatki-nefti—v-vysokokachestvennuyu-produkciyu


Вернутся назад